Экономическая антропология сегодня изучает не только хозяйственную организацию-примитивных народов, которые существовали много тысячелетий назад, и не только современную хозяйственную организацию обществ охотников и собирателей, но экономическая антропология стремится все больше говорить о хозяйственной организации современных высокоразвитых народов. Что отличает экономическую антропологию от экономики и экономической социологии тогда? Это прежде всего метод, который экономические антропологи пытаются применить для анализа современных обществ, те методы эмпирического исследования и теоретического анализа, которые разрабатывались в классической антропологии. Фокусом экономической антропологии такого вида становятся неформальная экономика, городское нетоварное производство, уличный обмен и торговля, экономическая культура и др. В этом экономическая антропология соединяется с экономической социологией, и границы между ними стираются, но тем не менее экономическая социология опирается на свою собственную традицию — Дюркгейма и Вебера, у нее иные теоретические подходы к одинаковым с экономической антропологией объектам, но более важно то, что культурный релятивизм антропологии противоречит сущности социологического подхода, как раз смысл социологии — в сравнении и поиске общего в единичном и особенном.
Однако экономической социологии в исследовании примитивных обществ не обойтись без этнографических данных экономической антропологии, потому что только в антропологических исследованиях современных обществ охотников и собирателей мы можем увидеть некий приблизительный прообраз того, что существовало много тысячелетий тому назад. Хотя без всяких условий — ныне существующие примитивные народы, общины и племена Австралии, Африки, Азии и Южной Америки не являются «молодыми» народами. Все они имеют свою собственную долгую историю, о чем свидетельствуют их развитый язык и сложная культура, но их социальная и экономическая организация находилась в «застывшем» статическом состоянии ), что дает право, с известной долей условности, относить их хозяйство к области первобытной экономики.
В современной истории теперь выдвигают и другую логику в объяснении причин изменений: в частности, говорится не о противоречиях, которые привели к изменению образа жизни, а наоборот — об изобилии, что именно пищевое изобилие охотников и собирателей дало им возможность экспериментировать с новыми видами хозяйствования. Но вряд ли такое объяснение можно считать исчерпывающим.