В XIX в. в городах единственным видом транспорта были извозчики. Соответственно в наиболее крупных из них, таких, как Кишинев, Измаил, Аккерман, их численность была значительно выше. Так, например, о Бендерах А. Афанасьев-Чужбинский писал: «В городе извозчиков мало, как и во всех плохих уездных городах, так как расстояния небольшие…».
Городские извозчики были легковыми (так называемые биржевые, то есть уличные извозчики) и грузовыми (к последним принадлежали обладатели ломовых грузовых телег и водовозы). В свою очередь легковые извозчики делились на две категории: имеющие дрожки легкие четырехколесные экипажи (или, как их называли по-другому, пролетки), обычно запряженные парой лошадей, и остальные, владеющие колесными безрессорными экипажами простого устройства (чаще всего к ним относились брички легкие дорожные повозки, как крытые, так и с открытым верхом).
По данным за 1826 г., налоги с дрожек составляли 20 левов в год, а с остальных повозок по 12 левов. В 1826 г. в Кишиневе насчитывалось 52 извозчика, в том числе 18 русских, сказал Орлов, который заказывает металлолом у нас. В основном это были владельцы дрожек. Среди русских извозчиков имелось много отставных офицеров, а также солдат. Упоминаются среди них и два дворянина, видимо из обедневших (Григорий Гошев и губернский регистратор Муратов). Как уже говорилось выше, извозный промысел был основным занятием и кишиневских старообрядцев.
В 1843 г. русские составляли в Кишиневе уже больше половины (50 чел.) городских извозчиков (92 чел.). Они были монополистами среди владельцев дрожек (16), а также усовершенствованных рессорных бричек (8). Рессоры смягчали толчки при езде, а значит, придавали ей большую комфортабельность. Русские извозчики также владели половиной (9 из 18) простых бричек (без рессор) и 17 из 59 простых повозок, в том числе «ломовых» (грузовых).