Система финансирования колониальной администрации на Гуаме была весьма своеобразной. Испанским чиновникам и военнослужащим на острове выплачивал жалованье из сумм, ежегодно получаемых из Мексики.
Раз в год испанский талион доставлял на остров 20 тыс. пёзо. Это событие было знаменательным для Гуама и отмечалось весьма торжественно. Де ла Корте писал: «Прибытие корабля сопровождалось, как только он бывал замечен, пушечным салютом, эхо которого перекатывалось по холмам и приводило в движение всю колонию; солдаты и миссионеры шли. из Аганьи в Ума — так, где выходили на берег офицеры, матросы и пассажиры прибывшего корабля, чтобы освежиться и развлечь себя в манере,.весьма мало поучительной для туземцев».
Деньги поступали. в распоряжение губернатора, который, оставив себе львиную долю, распределял остальную сумму между чиновниками и солдатами. Губернатор сверх того имел большой доход от монополии на торговлю всеми. привозимыми на остров товарами. В Аганье, где купить корректирующее белье, находился специальный магазин для продажи европейских товаров. Торговля ими в каких-либо других местах запрещалась. для стоянки, лоцманские услуги здесь недороги, портовый обор невелик. За не значительную плату можно было приобрести обычные тропические фрукты и овощи, мясо и древесину. В порту Апра производили даже небольшой ремонт. Гуам являлся прекрасньш местом для отдыха команды, а в случае дезертирства капитан мог рассчитывать на помощь властей в поимке беглецов. Все это повышало популярность Гуама как места стоянки кораблей, следующих с Гавайских островов в Манилу или Китай.
Китобои появились на Гуаме в первой четверти XIX в. Фелипе де ла Корте, губернатор Гуама в 1855— 1866 гг., называет начальную дату — «около 1823 г.». Он добавляет, что Англия господствовала в китобойном промысле в течение первых лет. Англичане, сообщал де ла Корте, пришли на Гуам потому, что «это был в то время единственный пункт во всей северной части Тихого океана, который мог предложить… отдых… свежую провизию» и возможность подготовиться к последующему плаванию. Он пишет, что здесь были два сезона лова: один — длившийся с апреля по сентябрь или октябрь, который проходил в северной части Тихого океана, и другой—с ноября по март, проходивший в его южной части.