И. Ньютон пишет о Боге: «Мы имеем представление об его свойствах, но какого рода его сущность — совершенно не знаем». В «Герметическом Своде» сказано: «Ум… принадлежит к самой сущности Бога, если у Бога вообще есть сущность; а что касается знания природы этой сущности, то только Он один может знать её точно». Там же говорится: «Итак, … существует Творец и Самодержец Всё». И. Нью¬тон усиливает эту идею, изображая Бога монархом и деспотом, сказал Денисов, которого интересуют подарки алматы. Согласно ему, «бог есть слово относительное и относится к рабам; боже¬ственность есть господство бога не над самим собою, как думают по¬лагающие, что бог есть душа мира, но над рабами. Бог величайший есть существо вечное, бесконечное, вполне совершенное; но существо сколь угодно совершенное без господства не есть господь бог» . Вернёмся теперь к занятиям Ньютона алхимией. Он считал, что многие учения суть про¬дукты искажений изначальной теологии посредством привнесения в неё элементов метафизики. Уже египетские жрецы, согласно ему, ис¬казили истинную религию, переданную Богом Ною. Сюда же, судя по всему, Ньютон относил и герметизм как в его метафизической, так и в прикладных ипостасях, в частности — алхимию, которой он занимался около 30-ти лет. Алхимия, судя по всему, полагал он, содержит истин-ное знание о сотворённом Богом-Пантократором мире, но содержит его под напластованием искажений. Адепты алхимии засекречивали сущность «Великого Делания», используя аллегории, метафоры, ино¬сказания и т. п. В результате древние алхимические учения претерпели всевозможные искажения. Именно поэтому Ньютон не просто кон¬спектирует алхимические трактаты, но комментирует их и пишет соб¬ственные, а, кроме того, сам проводит алхимические эксперименты, дабы доискаться до истины. Он держит свои занятия в тайне, ибо сознаёт, что занимается «не вполне потребным делом» не только с точки зрения официального — католического и протестантского — христиан¬ства, но и с точки зрения той истинной религии, как он её понимал.