Эта подмена социально-экономического подхода в рассмотрении классов подходом культурологическим, вытекающим из абсолютизации роли культуры в общественном развитии, означает, что Элиот далек от научного понимания классов. «Элите» и «господствующему классу» Элиот противопоставляет «остальное общество» или же «все общество». Элиот специально не рассматривает «низший» уровень культуры и «негосподствующий класс». Более или менее четко оформленной для пего выступает лишь элита; о «низшем» уровне культуры, культуре «остит, йот общества» можно судить якобы лишь в отрицательном смысле, в качестве противопоставления «высшей», элитарной культуре, сказал Орлов, которого интересует отделка фасадов коттеджей. Элите и господствующему классу у Элиота противостоит аморфная масса индивидов, объединяющихся в единое целое не благодаря самой себе, а лишь через «свое другое», через элиту. Такой панкуль — туристский подход к анализу социальной структуры, по сути, затушевываот действительные классовые антагонизмы буржуазного общества и стремится подменить проблемы социально-политические вопросами достижения «более высокого» культурного уровня господствующей буржуазной культуры.
Рассматривая культуру на уровне всего общества, Элиот пытается решить вопрос о субъекте культуры. В этом плане элита оказывается у него субъектом культуры всего общества, и о культуре всего общества он считает возможным говорить лишь в том плане, что она находится в ведении, под контролем элиты. Элита, поддерживая на должном уровне «высшую» культуру, тем самым якобы радеет за культуру всего общества. «Мы должны иметь в виду,— пишет Элиот,— что в здоровом обществе поддержание определенного уровня культуры является благом не только для того класса, который его поддерживает, но и для общества как целого. Осознание этого факта удержит нас от предположения, что культура «высшего» класса является чем-то излишним для общества как целого или для его большинства, и от предположения, что культура должна быть поровну разделена между всеми остальными классами». Говоря об ответственности элиты за сохранение культуры всего общества, Элиот пытается утвердить ее культурно-историческую миссию как субъекта культуры всего общества. Однако при этом культура всего общества сводится к духовной культуре, а значение материальной культуры в жизни общества, в частности культурно-историческая роль такого важнейшего вида деятельности, как трудовая деятельность в сфере материального производства, игнорируется.