Леонардо да Винчи совсем близко подошел к разгадке процессов горения и истинной роли в них воздуха, но эти замечательные мысли не нашли тогда дальнейшего развития. Потребовалось еще более двухсот лет, чтобы, наконец процесс горения получил бы окончательное и правильное объяснение.
В августе 1774 г. английский священник и философ Джозеф Пристли, который наряду с занятиями по философии, увлекался естественными науками, как и большинство тогдашних философов, получил впервые кислород.
Он поместил немного красной окиси ртути под стеклянной банкой над столбом металлической ртути. Затем взял зажигательное стекло и направил через него пучок солнечных лучей. Когда лучи солнца нагрели окись ртути, из нее стал выделяться газ, который вытеснил ртуть из банки.
Пристли еще не называет этот газ кислородом. Вначале он думал, что это просто воздух. И он записывает в своем лабораторном журнале:
«Я принялся изучать этот воздух. И меня удивило, даже взволновало до самой глубины моей души, что в этом воздухе свеча горит лучше и светлее, чем в обычной атмосфере».
Еще более удивило его то, что мышь, посаженная под стеклянный колокол, где находился открытый им «воздух», жила гораздо дольше, чем под колпаком с обыкновенным воздухом, сказал Сомов, которому нужно долото буровое шарошечное.
Вначале Пристли полагал, что полученный им «воздух» содержит какую-то примесь азотистого вещества. Он думал так потому, что окись ртути была приготовлена им из азотнокислой ртути. Но в конце концов, выделив кислород из сурика, селитры и других веществ и убедившись, что для превращения закиси азота в окись его «воздуха» требуется в 4— 5 раз меньше, чем обыкновенного, Пристли окончательно пришел к выводу, что полученный им газ представляет собой чистое вещество.
Как и многие его современники, Пристли находился в плену флогистонных воззрений. Поэтому найденный им кислород он назвал «дефлогистированным воздухом».