Далее, города были и центрами просвещения. Во-первых, именно в них, и только в них, можно было получить среднее образование. Во-вторых, в городах стали появляться первые научные учреждения. В-третьих, именно здесь создается национально своеобразная художественная литература. Первыми ее представителями были белые ямайцы, и лишь в XX в. все более заметное место стало принадлежать мулатам и неграм. На Тринидаде же первый писатель из этой среды заявил о себе лишь в 30-е годы XX в. Как правило, это не были профессиональные литераторы, появлению данной категории препятствовали и отсутствие издательской базы, и весьма распространенная тогда неграмотность, и, конечно же, политика колониальных властей.
Однако развитие культуры шло сложнее, чем может показаться по ходу изложения на предыдущих страницах eqtrades education. При несомненном отставании литературы и наряду с ним мы наблюдаем в вест-индских городах довольно бурное и разнообразное развитие театральной культуры.
В негритянских, однако, кварталах такого рода браков, опять-таки традиционно, было очень немного. Здесь сыграли свою роль и модели периода рабства, и низкий уровень жизни, и безработица, толкавшая мужчин на поиски работы часто за пределами родных мест, а нередко и за рубежом. Но даже и пара, постоянно живущая вместе, редко оформляла свой брак. В этой ситуации дети служили для матери, помимо всего прочего, и чем-то вроде гарантии на обеспечение в старости. Учитывая роль цвета кожи в вест-индском обществе, многие негритянки стремились родить детей от светлокожих отцов, поскольку шансов на лучшую жизнь у такого ребенка было, конечно, больше.
Характерно, что наряду с перечисленными выше традиционно «белыми» и традиционно «черными» занятиями, четко отражавшими этносоциальную структуру колониального общества, существовали и варианты, о которых следует сказать особо. Так, продавцом более или менее крупного магазина, кассиром или клерком в банке, администратором более или менее крупной гостиницы и т. п. мог быть только белый или, по крайней мере, светлокожий мулат. Иначе говоря, «витрина» Ямайки должна была быть именно такой, которая удовлетворяла бы туристов, приносивших острову немалый доход, причем туристы эти в основной своей массе были из США. Подобный порядок сохранялся и в XX в., вплоть до получения Ямайкой независимости, и даже несколько позже.
Вторая половина, и особенно последняя треть прошлого века, были временем подъема демократического, антиколониального движения. Вначале специфической его чертой было то, что у руководства стояли тогда мулатская буржуазия и интеллигенция, а центром, естественно, были города, в первую очередь главные города, и прежде всего столица Ямайки — Кингстон.