У индивида общества, пребывающего в состоянии «культурной дисторсии», «па психологическом уровне,— утверждает Валлас,— разрушается и „лабиринт». Когнитивный диссонанс, сопровождающий эти деструктивные процессы, является стрессовой ситуацией для индивидуума данного общества». Восстановление «лабиринта» может произойти лишь на последней фазе культурного цикла — фазе «ревитализации», которая становится возможной лишь после того, как общество осуществит ряд мер по устранению деструктивных, дестабилизирующих процессов.
Прежде всего оно должно позаботиться о формулировке нового кода, т. е. конструировании такой утопической модели идеальной социокультурной организации общества, которая в глазах его индивидов смогла бы стать «целью культуры». По мнению когпитивистов, этот код должен конструироваться «формулятором», т. е. некоторым индивидуумом, являющимся, как правило, политическим лицом, но одновременно обладающим некоей мистической способностью извлекать упомянутый код либо из религиозного созерцания сверхъестественного бытия, либо из иного источника.
Так кдк никакой культурный код не обладает совершенством, то формулятор и его приближенные, утверждают когпитивисты, должны постоянно заботиться и о его модернизации и защите всеми наличными средствами от членов общества, отвергающих данный код, и об укоренении в психологии масс иллюзии о его «естественности», подлинности, вечности. С этой целью сформулированный код нередко выставляется не только как единственно возможный путь совершенствования коммуникации в обществе, но и как единственный способ духовного спасения индивида и культурного возрождения общества. Причем религиозный код обещает индивиду духовное спасение в боге, политический — сулит ему честь, славу, уважение общества за жертвы во имя его защиты и т. д.