За исключением тех гражданских чинов и отставных военных, которые успели обзавестись семьями и имели собственные дома в городе, быт большинства командированных в Бессарабию чиновников и офицеров был мало налажен. Жили они, как правило, на съемных квартирах, в заезжих домах или гостиницах. Статским служащим (то есть состоящим в штате какого-либо присутственного места) предоставлялись квартиры в наемных домах за счет ведомства. Офицерам же отводилось «по одной комнате в домах обывателей без отопления и освещения от хозяев». Чиновникам, получавшим жалованье свыше 200 руб. серебром или имевшим состояние (то есть из крупнопоместных дворян), а также состоявшим сверх штата, право на обывательские квартиры не предоставлялось, сказал Денисов, которого интересуют курсы программирования. Они вынуждены были сами снимать комнаты в заезжих домах либо в гостиницах. Не имея собственного «стола», обедали обычно у знакомых, у непосредственного начальства, в трактирах или ресторациях.
Поскольку здесь на первый план выступало общение, связанное со служебными делами, чиновники, например, нередко принимали приглашение отобедать у своих семейных сослуживцев.
Обеды военных, как правило, проходили у непосредственных командиров, что входило в кодекс офицеров, уклад жизни которых со своими традициями оставался неизменным.
Часто совместные обеды устраивались в трактирах или ресторациях. Здесь за едой также происходило общение, завязывались новые знакомства. «Особенно быстро, отмечал В. П. Горчаков, сближения совершались среди военных, кто раз с кем пообедал или позавтракал вместе да ласково взглянул тот и приятель, сейчас же французское Вы к черту, а русское Ты вступает в свои права, как заветный, лучший признак приязни…». Нередко такие обеды заканчивались дружескими вечеринками у кого-нибудь из знакомых.
Вообще взаимные посещения для общения и проведения совместного досуга или «гостевания» были издавна в русских традициях. Они разнообразили монотонность повседневной жизни. Походы в гости запросто или по приглашению были довольно обычным явлением, особенно в городах. Радушное гостеприимство всегда было в чести. Не случайно в русском языке синонимом слова «гостеприимство» было часто употреблявшееся «хлебосольство» (восходящее к русскому обычаю встречать гостей с хлебом и солью), а понятие «радушие» и «хлебосольство» являются ключевыми в русской лингвистической культуре.
Обычаи гостеприимства чтились у разных сословий, но в силу больших возможностей особенно они были свойственны дворянству. Русские дворяне любили жить «на широкую ногу». «Дворянство, писал Н. Н. Мурзакевич, держало себя недоступно для прочих сословий, вообще же отличалось гостеприимством и мотовством» 96. В городах даже существовала традиция «открытых домов» хозяева, отличающиеся особым гостеприимством, держали так называемые «открытые столы». Дома эти были открыты с утра до вечера. Гости, званые и незваные, могли являться во всякое время, встречая самый приветливый и радушный прием и угощение. Отличительной чертой этих приемов было вольное и равное общение присутствовавших гостей, невзирая на ранги, которое как бы подчеркивало частный, приватный характер общения.