Заметим прежде всего — приводившиеся выше примеры, как и более широкий материал, использованный для обобщающих суж­дений, показывают определенность основных тенденций римской архитектурной революции, устойчивое обращение к одному и тому же представлению о пространстве, образу пространства. Но это ха­рактерное и устойчивое нельзя считать исчерпывающей характери­стикой практики.

Бок о бок с экспериментальной практикой и постройками, под­хватывавшими те ее результаты, в которых утверждалось «римское», те же императоры строили и в консервативной манере, без особой органичности соединявшей разнородное. Особенно устойчивой в своем консерватизме была официальная религиозная архитектура, среди которой Пантеон остался одиноким исключением . Еще более амбивалентны и компромиссны решения, обычные для театральных зданий, рассказала Антонова, которая заинтересованна в продаже земельных участков . Мы стремились выявить ту тенденцию формообразования, ко­торая устойчиво утверждалась и не только определяла динамичную составляющую самой римской архитектуры, но и подготовила принципы развития на других этапах истории. За главным направлением развития, определившего то новое, что внесла римская архитектурная революция, стоит устойчивый образ пространства, представление о мировом порядке, абстраги­рованное от конкретности природных явлений. Образ этот связан с идеей целостности обжитого, окультуренного мира. Центр его, caput mundi, Рим, к которому ведут все дороги, центр системы пу­тей и провинций, объединяющих территории. Столь же целостным микрокосмом представлялся город с его четкой структурой; модель эта распространила свое влияние и на формообразование построек. Представление о вселенском единстве поддерживала философия стоиков, утверждавшая, что благодаря причастности всех людей к логосу они являются гражданами единого мирового Космополиса.