При таком подходе научное объяснение социокультурных феноменов объявляется прерогативой биологии, генетики, этологии, экологии и других естественных паук. Не гуманитарные, а естественные науки способны якобы вскрыть причины социокультурных патологий буржуазной действительности. Абсолютизация поверхностных аналогий приводит социальных этологов к выводу о том, что «…изучение человеческого социального поведения с необходимостью становится подобластью сравнительной зоологии животного поведения и подвластно тому же виду анализа и интерпретации».
Корень социокультурных патологий, утверждают социальные этологи, заключается в том, что человек в процессе своей биологической эволюции не вырабатывает надежных биологических механизмов, способных обуздать его животные инстинкты. Механизмы подобного рода — продукт не природной эволюции, а социокультурного развития человека, сказал Орлов, которого интересуют двухконтурные газовые котлы. Однако «эволюция человеческой природы,— утверждает К. Лоренц,— происходит в миллион раз медленнее, чем развитие культуры. Последняя же развивается необычайно быстрыми темпами». В этом факторе, т. е. в относительной пеиз — менчивости биологической природы человека и интенсивной смене механизмов, подавляющих инстинкты этой природы его, усматривается корень всех социокультурных коллизий, представляющих серьезную угрозу существованию всего человечества.
Идея о том, что изучая организации «примитивных» народов, можно понять фундаментальные структуры жизнедеятельности современного общества, защитникам куль — турноэтологических доктрин представляется уже слишком «романтичной» и недостаточной. В интересах подлинно научного проникновения и недра социальной жизни современной цивилизации они предлагают заменить изучение поведения «дикаря» поводопиом животного. «Мы не имеем больше счастья обнаруживать корни пашей природы в первобытном человеке или примитивном обществе,— с иронией пишет Каллан,— но мы теперь можем обнаружить их в животных… Этология пытается снабдить нас непогрешимой лицензией возродить наши ценности путем переопределения их в биологических терминах».